Пропустить

ВОЛЕЙ ШТОРМА

Реальные и вымышленные рассказы и истории, написанные нашими посетителями.

ВОЛЕЙ ШТОРМА

Сообщение Gold Unicorn » 12 авг 2008, 13:19

1.

Огромный корабль «Филадельфия» отправлялся из Крымского порта рано утром, имея на борту 18 голов спортивных лошадей. Лошадей переправляли в Южную Америку по просьбе Джона Виллиса – владельца частной конюшни. Ему нужны были молодые лошади, прошедшие первоначальную подготовку для последующей тренировки на скачки. Среди лошадей сильно выделялся гнедой жеребец по кличке Драйв. Высокий, черный от ушей до хвоста, только конец морды вокруг ноздрей желтовато-серые.
Потянулись долгие часы плавания. Лошади, как и люди, страдали от морской болезни. Многие лежали в денниках, сонно прикрыв глаза. Наступил вечер. Небо потемнело. Вдалеке на горизонте появились грозовые облака, поднялся небольшой ветерок. Капитану сообщили о надвигающемся шторме. Среди поднимающихся тут и там вокруг волн негде было спрятаться большому кораблю.
Тяжело раскачиваясь, судно боролось за устойчивость. Началась гроза. Когда первые тяжелые капли упали на палубу, матросы кинулись убирать паруса. Издали до слуха моряков стали доноситься тяжелые раскаты грома. Среди черных туч засверкали тут и там ослепительные молнии. Пошел сильный ливень. Одна из молний ударила в штурвал и разнесла его в щепки. Корабль остался без управления. Матросы в спешке носились по палубе, готовили шлюпки. Кораблю суждено было погибнуть в этом океане воды и молний. Кто-то вдруг увидел, как за правым бортом вдалеке появились скалы. Корабль, гордо вскидываясь на гребнях волн, летел прямо на них. Решили, что рядом земля, и спешно бросились открывать денники с перепуганными насмерть животными. Лошади выскакивали из денников и носились по палубе, многие попрыгали в воду в безуспешной попытке догнать удаляющиеся шлюпки. Драйв, повинуясь инстинкту, носился вначале вместе со всеми. Но в воду прыгать не стал. Он забился в угол к стене и мелко дрожа, ждал развязки события.
Его повалил на пол сильный толчок, сопровождающийся оглушительным треском ломающихся досок. Палуба накренилась. Драйв увидел сквозь снопы брызг и пены землю, и, собрав остатки храбрости, прыгнул за борт. Сразу ближайшая волна накрыла его с головой. Драйв судорожно задергал ногами и вытянув морду на поверхность поплыл к берегу. Вода заливалась в уши, поминутно очередная волна снова и снова накрывала голову. Отчаянно отфыркиваясь и мотая головой, конь приближался к спасительному берегу. И как только его копыта коснулись дна, он рванулся вверх на крутой каменистый берег незнакомой земли.

2.

Всю ночь Драйв провел в бесплодных поисках убежища от нескончаемых потоков ливня. Кругом были одни камни. Конь тревожной рысью, пригибая голову, носился вдоль берега. Несколько раз пытался запрыгнуть наверх. Но отвесные скалы черной стеной преграждали ему путь к мнимому спасению. К утру, когда гроза немного утихла Драйв, выбившись из сил лежал, свернувшись в клубок как собака, под выступом скалы. Его разбудили громкие крики чаек. Утреннее солнце, осторожно касалось теплыми лучами мокрой шкуры. Драйв открыл глаза. Белая пена прибоя лениво шуршала прибрежным песком. Погода радовала глаз, но вставать совсем не хотелось. После ночного кошмара ныли ноги. Драйв с трудом поднялся и понуро опустив голову зашагал вдоль берега. Кое-где попадалась редкая травка. Драйв останавливался, чтобы меланхолично пережевать очередной чахлый кустик и брел дальше. Вскоре прибрежье кончилось, и дорогу коню преградили мертвые скалы, отвесной стеной уходя в небо. Конь постоял в задумчивости, и превознемогая боль в уставших ногах полез вверх, по почудившейся ему тропинке. Он находил пологие выступы среди камней и лез все выше и выше. Наконец стена кончилась, дальше начинался лес. Конь неуверенными шагами побрел к нему, пощипывая густую траву, в изобилии покрывавшую все пространство.

3.

Рано утром маленькая девочка Таня с бабушкой вышли из дома в лес за грибами. Весело переговариваясь, они вошли в знакомый лес и углубились в поиски грибов. Лес был большой и красивый.
Весь испещрен маленькими полянками. На одной из таких полянок они с бабушкой присели отдохнуть и полюбоваться находками друг друга. Вдруг Таню привлек шорох в кустах. Какое-то большое животное пробиралось сквозь заросли и фыркало.
- «Наверное, корова» – сказала бабушка, - «от стада отбилась, бродит тут».
Но тут перед изумленными взорами Тани и бабушки на поляну осторожно вышел вороной конь, и увидев людей замер, прядая ушами.
- «Чей он?» - тихо спросила Таня.
- «Не знаю, я таких в нашей деревне не видела. Давай возьмем его к себе. Вон он какой худой и потрепанный, наверное, потерялся, Машке нашей другом будет. А потом глядишь и жеребенок появится».
Бабушка незаметно вытащила из корзинки веревку, сделала небольшую петлю и осторожно двинулась к коню.
Драйв стоял не шелохнувшись, наблюдая как подходит к нему человек. Кто знает с добрыми мыслями, или боль причинить. Доверишь, – пропадешь, и не доверишь, – пропадешь. Как хочется, после страхов и переживаний встретить надежного помощника. Бабушка подошла, и мягко поглаживая коня по крутой шее аккуратно одела на нижнюю челюсть петлю, и плавно потянула за собой. Драйв пошел. Вытянув шею и косясь на девочку, мирно шагал все дальше и дальше от моря, от разбитого о скалы корабля в поисках нового пристанища в бесконечном круговороте жизни.

4.

К полудню они пришли в деревню. Навстречу с громким лаем выскочила свора дворовых псов. Местами из-под самых копыт с шумом выпархивали стайки воробьев, шарахались по сторонам гуляющие по дороге куры. Из калитки вышел на дорогу мужик и крикнул:
- «Откуда такого коня взяла, Настасья? Не для женских рук такой красавец! На его силу мужская рука нужна. Подарила бы! Или пожалеешь свою находку для любимого соседа?!»
- «Куда тебе, Трофим? У тебя и так своих не счесть! Люди говорят, не любишь ты животину, а чужой завидуешь!»
- «За то животина меня любит! А на счет зависти это ты погорячилась. С конем управляться надо уметь, у него сила бешеная, убьет тебя, смотри!»
- «Я сама за себя постоять могу, а ты за своими присматривай, как бы они тебя не убили!», - с этими словами бабушка двинулась дальше, увлекая за собой Драйва.
Татьянка забежала вперед, чтобы распахнуть ворота. Бабушка провела Драйва во двор и сняла петлю.
- «Татьянка, запри ворота, и набери в сарае полведра овса. Напоить его сначала надо, потом дай овес, и пусть до вечера по двору гуляет».
Драйв с удовольствием выпил ведро хрустальной колодезной воды и принялся за овес, все больше доверяя стоящей рядом маленькой девочке, которая осторожно гладила его своей маленькой ладошкой по крутой вороной шее. До вечера Драйв шатался по двору, обнюхивая незнакомые предметы, пугая вездесущих кур, и валяясь в пыли. Как стемнело, вышла во двор бабушка со старым недоуздком в руках, умело накинула на довольную морду коня и повела его в сарай. Шагнув внутрь, Драйв навострил уши: он здесь будет стоять не один. За перегородкой виднелись очертания кобылы. Она принюхивалась к гостю, шумно фыркала. Драйв зашел в отведенный ему денник, и бабушка заперла за ним калитку. В полумраке было тепло, знакомые запахи свежих опилок и навоза будили светлые воспоминания родного конезавода. День заканчивался. В ослепительных лучах заходящего солнца тонул маленький сарайчик, внутри которого засыпал будущий фаворит.

5.

Утром скрипнула дверь сарая и в сарай вошла Танюшка, сгибаясь под тяжестью полного ведра воды. Она по-хозяйски открыла перегородку и поставила ведро перед конем. Драйв выпил сколько хотелось и благодарственно фыркнув, потянулся мордой к девочке. Татьянка немного испугавшись, осторожно погладила длинную теплую морду и отошла в сторону, любуясь вороным красавцем. Тут в сарай вошла бабушка с недоуздком в руках. Она проворно накинула его на морду коня и вывела его на улицу. Драйв озирался по сторонам и с удовольствием вдыхал свежий утренний воздух. Запах росы и свежескошенного сена будоражил душу, и, встрепенувшись всем телом, Драйв громко заржал, испугав Танюшку. Бабушка привязала к недоуздку корду и передала ее Танюшке.
- «Теперь он твой. Смотри, осторожней. Мы его не знаем. Поводи его пока по двору, если будет спокойный, тогда можно и в лес с ним сходить».
Танюшка гордо взяла коня за корду и повела его вдоль забора. Драйв послушно шагал рядом с девочкой, поминутно останавливаясь и косясь на нее внимательными влажными глазами. Танюшка проходила вперед и тянула коня за собой. Так они прошли три круга. Танюшка уже не боялась своего большого друга. Ей нравилась эта игра в остановки. А драйв все больше уверялся в том, что теперь его жизнь будет налаживаться. На крыльце стояла бабушка и любовалась ими обоими.
- «Жалко ты у меня, Танюшка, верхом ездить не умеешь. А то можно было бы сейчас попробовать тебе на него сесть».
- «Как же, бабушка, я же на Машке езжу. И с седлом и без седла».
- «Машка тебя знает, и ты ее знаешь» - отвечала бабушка, «а с ним неизвестно как себя вести. Я бы сама села, да возраст уж не тот. Ну хорошо, давай поседлаем, да я тебя в руках по двору повожу. По нему все ж видно, что не впервой ему с человеком общаться».
Бабушка пошла в сарай за седлом и уздечкой, а Танюшка гладила крутую вороную шею и мечтала прокатиться по деревне на вороном красавце, чтобы всем мальчишкам завидно стало. Ни у кого в деревне таких красивых лошадей не было. Все рыжие, да гнедые, лохматые, и все больше в телегах. Из сарая бабушка вынесла старое, но добротное седло и красивую казачью уздечку.
- «С этой уздечкой, Танюшка, еще твой прадед ездил. И седло его. Давай, снимай недоуздок. Сейчас я его быстренько подседлаю».
Танюшка старательно сняла недоуздок и отошла с ним в сторонку. А бабушка умело накинула уздечку, и стала седлать. Драйв стоял не шелохнувшись. Вся эта процедура была ему давно знакома. А как это делала бабушка, ему особенно понравилось. Сразу видно было, что свое дело она знает. И Драйв успокоился. Даже такой неприятный процесс, как затягивание подпруг не доставил ему неприятностей. Он только вздрогнул от неожиданности, когда бабушка расправляла стремена, и они хлопнули по крылу седла.
- «Ну, Танюшка, давай я тебя подсажу. А то наш красавец выше Машки раза в два».
- «Бабушка, мы с тобой забыли, у него же имени нет!».
- «Имя, наверное, есть, только мы его с тобой не знаем. Ну, пусть он для нас будет Драгун, коли у него вся амуниция казачья».
Драйву имя понравилось, оно было созвучно с его настоящим. Когда бабушка подсадила Танюшку в седло, он почувствовал ответственность за свою маленькую хозяйку, и боялся резко сдвинуться с места, чтобы случайно не уронить ее, ведь он почти не ощущал ее веса. Танюшка уверенно толкнула его ногами и Драйв, осторожно переступая двинулся по двору. Они прошагали вдоль и поперек весь двор, несколько раз меняя направление, как бы проверяя друг друга на знание верховой езды. Драй, конечно, знал больше Танюшки. Ведь его тренировали лучшие мастера спорта. И он подсказывал юной наезднице что делать.
- «Смотри-ка, как он тебя слушается» - удивлялась бабушка.
- «Это не он, это я его слушаюсь. Он, наверное, спортивный. Каждое движение чувствует. Я поеду в лес!»
- Смотри, осторожней, не скачи сильно. Он-то умеет, а ты нет. Сходим после обеда к дяде Егору. Он был тренером по конному спорту, попрошу, чтобы он тебя научил, как следует ездить.
И Танюшка выехала со двора, гордо восседая в седле и подобрав поводья. Драйв двинулся шагом по тропинке, ведущей к лесу, и когда Танюшка требовательно ударила его ногами, он только посмел прибавить шагу. И мысли не было скакать галопом по незнакомой местности с маленькой, не умеющей ездить хозяйкой.