Пропустить

Ушастый

Реальные и вымышленные рассказы и истории, написанные нашими посетителями.

Ушастый

Сообщение Gold Unicorn » 15 июн 2008, 22:42

Случай этот произошел вблизи границы. В те селения ни машине, ни боевой технике не пройти – так что работает только ослиный транспорт. А у многих горных жителей родня в городе, весточки шлют, а кто и гуманитарную помощь: денежные переводы, посылки. Жили здесь всегда не богато, а сейчас и подавно. В городе работа есть, вот молодежь и потянулась к этому денежному водопою, ну и, конечно, помогала чем могла. Возил почту в один горный кишлак старый дедушка, аксакал, можно сказать. Замены ему не было. В кишлаке три деда да их гарем в десяток старушек – весь электорат. Кстати, регистрировались тогда тут только со старшей женой, а еще трех по местному обычаю замуж выдавали. С калымом. Так вот. Ослик у деда был ветеран – такой же старый, как и сам дед. А звали ослика Ушастый (только по-таджикски).
Однажды у деда поясницу прострелило. Вообще-то они тут до двухсот лет не болеют. А этот, видно, за старушками по старой памяти погнался. А в самый торжественный момент – радикулит долбанул. Что делать? Собрали жены его письма по кишлаку, тюк целый получился, пристроили поклажу на своего ушастого помощника и решил дед отправить ветерана ушастого одного знакомой дорогой. «Что ты, старый, – говорили односельчане, те, кто не входил в дедовский гарем. – Осел твой уже почти слепой. Он или дорогу спутает, или его ограбят!». «Мой осел поумнее вас будет. Спорим – дойдет?». И поспорили. Кто проиграет – на весь кишлак плов делает и всех угощает. Так и порешили. А у местного пастуха, которому тогда за пятьдесят перевалило, младшая из трех жен как раз поехала в райцентр - время пришло рожать. Тот больше всех волновался – весточки от нее ждал. Он ей с оказией вещи кое-какие для нее и для младенца, да немного денег для медсестер передал. Но все волновался, не ограбят ли осла по дороге. Был тут один Джеймс Бонд из местных орлов. Сам давно на наркоте завис, ее же, родную, через границу нелегально и тырил. А заодно и односельчан мог грабануть для согрева души. Иногда, правда, чего не приглянется, назад старушкам подкидывал. Таджикский Робин Гуд, ядрена вошь!
Вышел ослик из селения рано утром, когда еще не жарко было. Километрах в двадцати от кишлака встретил он Робин Гуда того самого, что называется, нос к носу. Джентльмен удачи решил– вот оно, счастье привалило. Поклажа есть, осел есть, а деда с ним нет. Уже руки загребущие свои к ослу потянул, а животное сделало акробатический кульбит и сигануло прямо через ручей. Злодей за ним, ступил на нетвердый камень и чуть было в пропасть не сверзился. Одной рукой за край булыжника уцепился и подтянуться пытается. Осел смекнул, что замыслы визави нечистые. Несчастный вор на одной руке висит и истошно матерится, а осел его копытом по руке законно приложил. Летел любитель наркоты метров двадцать вниз. Чудом жив остался. А Ушастый затрусил себе как ни в чем ни бывало.
К полудню ослик был уже в райцентре. В почтовом отделении удивились, что Ушастый в одиночку почту привез, но обнаружили, что он все как есть довез в целости и сохранности. Решили ему доверить почту для кишлака и нагрузили его в обратную дорогу. А тут в почтовое отделение срочный конверт для пограничников пришел. Обычно служебную почту возят сами военные. А тут оказалось, что ехать на заставу некому. Что-то случилось у них там. То ли машина была не на ходу, то ли ЧП произошло ( а они случались на этой границе регулярно). Депеша вроде бы как не секретная, по воспоминаниям рассказчика, письма ребятам и циркуляр какой-то. Иногда дед помогал пограничникам и сам возил подобный груз на заставу. Так что ослик дорогу к военным знал хорошо. Ситуация была аховая. И послать ослиной почтой груз было нельзя, не положено. И не отправить тоже было нельзя. Короче, к весточкам для кишлака прибавили ответственный груз и отправили Ушастого. Что-то прошептали ему на ухо. Сомневались: черт его знает, поймет ли «глупое животное», что надо сначала на заставу идти? Но в дорогу отправили.
Неизвестно, как он догадался, но побрел Ушастый прямехонько на военный объект. А при подходе к нему услышал звуки стрельбы. «Стой, кто идет!» – выкрикнули внезапно. Издав протяжное «И-а-а-а», Ушастый с прытью гнедого жеребца сиганул за валун. Только уши торчат. «Тут какой-то придурок ослом прикидывается», – услышал голос пограничников самый что ни на есть настоящий осел. Но оскорбление решил стерпеть и затих. Только уши подрагивают. Просвистев на валуном, затихли и пули. Когда его «обложили» и загнали в угол у скалы, на его счастье, прежде, чем в очередной раз нажать на курок, бойцы разглядели нарушителя. «Ребята, это же осел!». Гогот стоял такой, что в Афганистане решили, что русские перешли в наступление. Почту у животного забрали. Оказалось, это были письма из России и приказ о дембеле. Таких угощений, каких отведал на заставе Ушастый, он не ел никогда и не надеется отведать вновь. Рассказчик добавил, что и «фронтовые сто грамм ему налили». Ну, это, я думаю, вряд ли. А задержанным нарушителем границы оказался какой-то сильно побитый гражданин с синяком на руке. Осел из скромности не стал рассказывать, что первым сам расправился с наркокурьером.
К вечеру пришел Ушастый в родной кишлак, где его уже и не ждали. Старик почтальон от радости прыгал как молодой, а ведь до этого встать с постели не мог. Плов на следующий день был знатный. А приготовил его на весь кишлак тот самый человек, которому ослик принес радостную весть – жена родила сына, о чем было написано в письме.
«А на какой погранзаставе дело было?» – спросила я рассказчика. «Ну, я точно не знаю». «Так может быть и приврали люди-то про «боевой подвиг Ушастого?». «А кто их знает, может и приврали. Видать, очень уж гордились своим «почтальоном». Но вот только про то, что в кишлак он иногда самостоятельно почту привозил – это точно, не врут. Мы сами с Ушастым письма в геологическую партию передавали. А наши ребята были как раз рядом с тем кишлаком. И все сами видели».