Пропустить

ПРОСВЕРЛИВАЮЩИЙ НАСКВОЗЬ. часть VI

Реальные и вымышленные рассказы и истории, написанные нашими посетителями.

ПРОСВЕРЛИВАЮЩИЙ НАСКВОЗЬ. часть VI

Сообщение Аня » 13 фев 2008, 20:36

Часть I. Один вечер

Сумерки сгущались. Солнце еще виднелось тусклым огоньком у горизонта, там, где заканчивалась заснеженная крыша манежа, и открывалось необъемлемое пространство небес.
У лошадей в конюшне, бездельно стоявших в своих темных денниках, где только редкие лучи солнца просачиваются между решетками на окнах, вопросительно поднялись ушки. Скрип снега под шинами, шум мотора заглох. Бессвязные шумы, скрипы и стуки доносятся с улицы. Изредка сквозь ряд денников пространство рассекают шустрые воробьи, пугая сонных лошадок. Жужжит комар, вьется редкая тучка мух. Звонкое ржание коротко огласило беззвучную окрестность. Водоворот тихих неясных человеческих фраз, до тошноты знакомый и вызывающий массу смешанных чувств в сердце любой лошади, доносился до уха каждой лошади, даже тихо дремлющей в уголке своего скромного денника. Распахнулась тяжелая деревянная с железной обивкой конюшенная дверь, и свежий морозный сквознячок мигом облетел и поцеловал челки лошадей, быстро высунувших на звук свои мордашки. Они зажмурили блестящие глазки от непривычного обжигающего свежего воздуха. Они-то привыкшие к комнатной температуре манежа и конюшни, к теплым зимним попонам, надеваемых на них каждый раз, когда есть хоть малейшая возможность, что изнеженная лошадка может задрожать от холодного уличного воздуха, они-то, пожалуй, только после жизни поймут, что они лошади и что их жизнь была вовсе не для них. Он был на них похож. Он тоже многого не знал, не понимал. Он, ощущая удары копыт о мягкий, прорезиненный пол конюшни, сейчас не понимает кто он такой, что он за существо. Зато он-то знает, на что похожа лошадиная жизнь! На сильный ветер в поле, который в одно мгновение растрепывает усердно расчесанную гриву, на запах мыла и пота вместе с которым уходит всякая усталость и притягивается, прибавляется сила характера и выносливость, на вкус прозрачной ледяной воды, текущей в быстрой речке с каменистым дном, против течения оной порой так тяжело идти! Жизнь имеет запах расставания и встречи с самым близким существом, который знаком с первой минуты жизни, имеет вкус жирного белого кумыса и хорошо пропаренного овса, ожидаемого множество часов, и имеет звук вездесущего вечно шепчущего что-то одурманивающее ветерка, быстрого, сильного и игривого. Но сейчас все это стремительно забывается и остается каким-то туманным неясным воспоминанием, пришедшего то ли из сладкого сна, то ли из прошлой жизни…
Как из света восстает темный силуэт маленькой лошади, волнующе переставляющей тоненькие ножки. Он вертит головой, оступается, идет не решительно, но быстро и вперед. А человек, не сильно превышающий его в росте, крепко держит натянутую веревку, пристегнутую к старенькому потрепанному недоуздку на голове лошади. Из темных раздутых ноздрей лошади белыми маленькими облачками клубиться пар. Лошади в денниках изумленно уставились на новичка. Кто-то отбил задними ногами в стенку. Маленький конь встрепенулся, присел на задних ногах, но сильная рука мужика не дала ему биться в истерике. Какой-то огромный темный жеребец злостно щелкнул зубами. Прижал уши, заржал зычным грудным голосом и стал виться как змея в деннике. Но идущая по коридору лошадь не уделила ему внимания. Так как справа уже скрысилась какая-то рыжая кобыла больших размеров. Она его не привлекла, он лишь рванул вперед. Но ему не дали сделать много шагов. С двух сторон, быстро подошедшие люди щелкнули карабины. Теперь молодой жеребчик цвета молодых поджаренных каштанов стоял посередине просторного как в храме и пустого как в мавзолее коридоре. Ничего не колосило его гриву, не отличающуюся цветом от всего тела. Ноги стали слепы, им не надо было видеть какая ямка теперь под копытами. Лишь выпученные испуганные глаза бегали по темным силуэтам лошадиных морд, высунутых из денников. А маленькие аккуратные пушистые ушки нетерпеливо и страстно вращались как локаторы, ловя звуки то впереди, то сзади, то сбоку.
С левого заднего бока доносились звуки жеребца, так и не успокоившегося, а с правого заднего бока молодой конь видел вытянутую рыжую голову, с сильно прижатыми назад ушами. По левому боку стояла достаточно низкого роста кобылка. Она смотрела на него увлеченно, с навостренными ушами и блестящими глазами. Вообще вся конюшня находилась в ажиотаже. Непривычный запах будоражил их давно заснувшее воображение. Каждому хотелось подойти, узнать, что же там происходит, но они ограничивались только высунутыми головами и редкими робкими ржаниями. Ну а справа молодой жеребец не увидел никого, но на него свалилось столько впечатлений, что он не придал этому ни малейшего значения.
Долго стоять ему не пришлось. Подошел человек. Новичок изогнул тонкую шею и взглянул на человека трепетным взглядом. Короткий стук щеколды на двери денника справа.
- Ть ть, конё-ок! Тшш, спокойно, я просто подойду… Тсс… Кон-Теребро! Цыть!
Жеребец чуть ли не давя здорового мужика, но как ветерок, не задев его, нервной рысцой ворвался в раскрытый денник. Ноги очутились в непривычно мягкой, немножко пыльной куче опилок. В стене было окно с решеткой. Оттуда просачивался последний свет. Слева быстрым скачком прижала морду к решетке эта здоровая рыжая кобыла. Молодой еще маленький жеребец Кон-Теребро подбежал к ней. Приставил свой нос к ее носу. Их ноздри раздувались в такт. Блеск в его глазах дрожал от возбуждения, все тело было напряженно и подобрано. Звук будто кто-то громко дышит через трубу, исходящий от этой парочки переглушился странным визгом, то ли кто-то режет козленка, то ли какая-то неземная птица очутилась в западне и в находиться на лезвии смерти. Конь повернулся к кобыле задом, и они через стенку осыпали друг друга серией козлов. Но тогда Кон-Теребро заметил мордочку впереди, такую аккуратненькую и трепещущуюся, с щучьим изгибом. Это серый недавно ставший меринов араб, держа носик кверху, пытливо рассматривает огромными черными глазами нового соседа. Новенький подбежал к серому арабу, они прижались носами. Так же звучно и громко выдыхали воздух. Они стояли неподвижно, как статуи, выполненные скульптором с неземным талантом. Лишь ясный возбужденный блеск глаз не давал человеку обмануться.
Эти четыре стенки уже досконально изучил молодой жеребец. Он обнюхал подстилку, стены, рассмотрел выбеленный потолок. Стены же была окрашены в зеленый цвет, нежный и светлый при дневном освещении. Такого же цвета были витые решетки между денниками. В них могла просунуться только маленькая мордочка. В правом углу Конь обнаружил кормушки, в ней было пусто и чисто, пахло какой-то химией, поэтом он лишь фыркнул и начал исследовать свой маленький домик дальше. Рядом с кормушкой оказалось сено. Его удерживали достаточно редкие прутья. Есть сено было легко, но коню было не до этого. Он пошел еще левее. Теперь он сунул носик между прутьями. Его взгляд устремился через коридор на другой ряд денником. Правее он разглядел темный круп этого большого злого жеребца, а затем в соседнем деннике прямо перед ним, так же любопытно смотревшую маленькую кобылку с остренькими удивленными ушами. Левее ее денника стояла лошадь, светлая и высокая. Она, наверное, спала, но нет, она просто прикрыла свои выпуклые глаза на жилистой сухой крупной морде. У этого коня был горбатый ног, и как бы прорезанная полоса по середине носа. И грива, волнистая, сухая, лежащая недлинными редкими прядями.
Уже сколько времени Кон-Теребро не знал чем себя занять. Он пробовал ходить, но тэо ему быстро надоело. Пробовал на вкус стенки, решетки, края кормушки. Оставалось лишь глупо стоять и жевать сено. Он не привык к такой жизни. Ему казалось прошла целая вечность, но вот лошади в конюшне начали потихоньку ржать, слышался редкий разговор людей, резкий звук щеколды и открывания дверей. Вот темный жеребец снова заржал и встал у двери. Ему поставили ведро в денник и закрыли дверь. Еще одно… Вот уже поставили соседней рыжей кобыле, она с жадностью накинулась на ведро, что человеку пришлось спешно отскочить. Открылась дверь кобылки напротив, она начала пить. Ее ноги были коротки, сама она оказалась игреневой, с косматой беленькой гривой, длинными прядями, падающими вниз, когда ее голова опущена. Дверь ее денника закрылась. Но жеребчик смотрел туда еще несколько минут, статично, будто просверливая дверь. Создавалось ощущение, что он видел какой-то сон, мираж, или раздумывал и рисовал фантазии. Его тело встрепенулось, когда резко открылась дверь его денника. Оттуда потянуло свежим воздухом с запахом воды. Новичок понял, в чем дело, успокоился и повернул голову. На полу стояло ведро, немножко отличное от остальных. Мужчина поцокал, проверил, что все нормально, улыбнулся, будто увидел тайник с золотом, пробормотал что-то совсем чужое уху Кон-Теребра и закрыл дверь. Жеребчик с вытянутой шеей и навостренными ушками направился шагом к ведру. Окунул туда носик. Поднял его. И принялся пить так, что ноздри оказались в воде. На кромке его ноздрей держалось несколько пузырьков. Он резко поднял голову. Нос его потемнел от мокрой шерсти, с губ ручейком стекала вода. В ведре не осталось ни капли. А коню почудился новый мир. Он будто заснул, видел странный сон, а теперь проснулся и понял, что это был не сон, а явь. Краски сгустились отключенных лампочек. Он видел своих соседей другими глазами, смирившимися и будто знающими их всю жизнь.
Дверь снова открылась, мужик протянул руку, схватил ведро и удивленным движением взял его обратно. Вскоре ему принесли это же ведро, но с водой. Но конь не собирался пить! Он больше не испытывал жажды. Снова открылась дверь, еще более удивленно, но со злым и огорченным выражением лица мужик забрал ведро. Прошло еще немного времени. В начале конюшни лошади начали ржать все чаще, при чем кто-то из них то и дело затихал, но чем дольше, тем больше появлялось новых ржаний. Слышались удары копыт о стенки и двери, раздавалось чавканье. Оттуда тянуло вкусным запахом запаренного овса. Вот овес высыпали в кормушку темного жеребца, тот с бешенством и криком накинулся на еду. Еду дали кобылкам. Теперь мужичок подошел к кормушке новенького коня и высыпал туда овес, похлопывая по ведерку. Из кормушки пошел пар от горячей еды. Конь шустро подошел к кормушке. Запах дезинфицирующего средства перебился запахом вкусной каши, но он был отличен от старой, очень вкусной кашки, которую высыпала мамка на пол, чтобы Кон-Теребро мог покушать, так как еще не доставал до кормушки. Вообще-то тогда его звали проще – Абсент. Точнее он назывался Сеней. Теперь же ему предстояло выучить новое имя.
Последний раз редактировалось Аня 15 апр 2008, 21:04, всего редактировалось 4 раз(а).
"Настоящему всаднику - шенкель да повод. Плохому - хлыст"
Д. Филлис

Аватара пользователя
Аня
Китоврас
Китоврас
 
Сообщения: 2425
Зарегистрирован: 03 мар 2007, 16:06
Откуда: Москва

Сообщение ~Фоша~ » 13 фев 2008, 21:58

Несурязица небольшая- комары и мухи зимой не летают)

Аватара пользователя
~Фоша~
Пони
Пони
 
Сообщения: 279
Зарегистрирован: 06 фев 2007, 15:51
Откуда: Москва

Сообщение Аня » 13 фев 2008, 21:59

блин, точняк.. :cool: :oops: :lol: воображение разыгралось..
"Настоящему всаднику - шенкель да повод. Плохому - хлыст"
Д. Филлис

Аватара пользователя
Аня
Китоврас
Китоврас
 
Сообщения: 2425
Зарегистрирован: 03 мар 2007, 16:06
Откуда: Москва

Сообщение Хитрюга » 13 фев 2008, 23:04

:lol: с мухами да,а так супер! :love
Изображение

Аватара пользователя
Хитрюга
Кентавр
Кентавр
 
Сообщения: 1619
Зарегистрирован: 02 апр 2007, 12:07
Откуда: Орёлъ

Сообщение Хитрюга » 13 фев 2008, 23:04

:lol: с мухами да,а так супер! :love
Изображение

Аватара пользователя
Хитрюга
Кентавр
Кентавр
 
Сообщения: 1619
Зарегистрирован: 02 апр 2007, 12:07
Откуда: Орёлъ

Сообщение Нинель » 15 фев 2008, 10:11

Супер, прям захватывает, оч жду продолжения)
Изображение

Аватара пользователя
Нинель
Пегас
Пегас
 
Сообщения: 6394
Зарегистрирован: 11 мар 2006, 15:43
Откуда: Домодедово

Сообщение Пони » 22 фев 2008, 17:17

:) :) :jump :lol: :lol: ;) :mrgreen: :rush :musa Прикольно! Супер! Здорово!

Аватара пользователя
Пони
Фалабелла
Фалабелла
 
Сообщения: 166
Зарегистрирован: 30 май 2007, 17:44
Откуда: Россия, Тюмень

Сообщение Аня » 22 фев 2008, 22:50

Хитрюга, спасибо солнце :love
Нинель, :) честно, очень рада что нравиться вам. А то пишу не часто и совсем не знаю как получаеться, хорошо иль плохо?.. Счас счас.. Будет, я уже продумала 4 и 5 главы :twisted: :cool: :)
Пони, сколько эмоций! :)

так вот, в жуковском писала 3ью и 4ую главы ии... в общем до часу ночи сидела, все написала, понравилось как. и бабах! Системная ошибкА, возможно некоторые файлы не восстановяться! И вауля! Все как четыре часа назад - минус 2 главы! Я вообще тогда расстроилась.. Счас буду снова писать)))
"Настоящему всаднику - шенкель да повод. Плохому - хлыст"
Д. Филлис

Аватара пользователя
Аня
Китоврас
Китоврас
 
Сообщения: 2425
Зарегистрирован: 03 мар 2007, 16:06
Откуда: Москва

Сообщение Аня » 22 фев 2008, 22:55

Часть II. Люди

Белые снежинки кружатся за окном, и лунный свет отражается в черных, блестящих глазах Кон-Теребро. Снова он как статую стоит задом к коридору, по середине денника, неустанно смотря куда-то вдаль, а может на медленный и уносящийся вальс снежинок. Его губы и нос будто прилипли к решетки, ноздри размеренно и спокойно раздуваются, будто заглатывают свежий воздух, который будто просачивается сквозь стекло. Наконец-то он ожил, моргнув и сменив взгляд. Отодвинул шею назад и развернулся. Перед ним была темная спящая конюшня, полная дремлющих лошадей. Кто-то сопел, кто-то пошлепал губами и прекратил, вернувшись в мир сновидений. Откуда-то доносился храп человека. Маленькая игреневая кобылка тоже спала, высунув шею. Молодой конь подошел к соседу арабу. Тот, спал, вытянув голову. Кон-Теребро громко выдохнул, прифыркнул и с легкостью, присущей только молодым лошадям, опустился сначала на колени, а потом положил круп, а затем и все тело. Вытянул шею, но его глаз долго не смыкался, а смотрел куда-то в некуда. Наконец он незаметно начал прикрывать и теперь конь рассматривал пустую темноту…
Солнечные лучи, ложащиеся прямоугольником на пол денника, осветили блестящую пушистую, но пыльную шерсть жеребчика. Она была яркой, но необычной. Это была не гнедая масть, а каштановая. Ее сложно представить, если никогда не видел, но раз увидев, твое сердце никогда ее не забудет. Она похожа на свежую кору орешника, на молодой раскрытый плод каштана, от нее исходит прозрачность воды, из нее доноситься перестук копыт о землю полей, прислонившись к ней, ты почувствуешь дуновение легкого и играющегося ветерка. Такая масть покрывает все тело монотонно и равномерно, но в этой простоте мысли осознаешь самое прекрасное что создается природой. Лишь если всмотришься в этот цвет, тебе откроется потрясающий и волнующий мир настроения и характера, тебе откроется самое сокровенное и единственное, а иначе ты как какой-то обычный легкомысленный дилетант не увидишь ничего дальше собственного носа. Но еще большее открытие ты поведаешь если поднимешь взгляд с тонкий быстрых ног на самое живое в лошади – в глаза. Они будут играть с тобой, завлекать. Они будут смотреться легко и не принужденно на каштановом фоне. Но ты не сможешь оторваться, так как этот взгляд легко и метко проник в тебя и ухватился за сердце. Он не отпустит тебя, он будет сверлить в тебе маленькую дырочку к твоему сердцу. А потом ты отвлечешься, вернешься на землю, но эта дырочка, твое теперь слабое местечко останется с тобой. Но для чего он это сделал, так быстро и незаметно?
Кон-Теребро снова очутился на развязках. Но стоял как всегда прямо, как научили в детстве, ни вправо, ни влево. На его каштановой шкурке, с длинной зимней шерстью, играли тени и утренний свет. Он давил на развязки, нетерпеливо, как и все молодые лошади. Немножко изогнув шею влево и выгнув плечо вправо, показывал свой кант. Прямая сухая мордочка, где на уровне глаз красивый горкой являлся левый глазик. Ноздри то уменьшались, то раздумались. Переносица была прямая, как прямая, начерченная в тетради остро отточенным карандашом. Узенькие но накаченные плечи и тонкие, но резвые ножки. Они не были длинны, но сложены очень гармонично, без малейшего изьяна. Вообще все его телосложение переплеталось между собой, представлялось целостной картиной выдающегося художника. Гармония линий и очертаний создавала необыкновенный шарм к этому молодому и трепетному существу. Корпус был поджатый, худенький. Круп округлый, с необыкновенно красивым изгибом. Задние ноги были тонки, сухи, но в них чувствовалась неописуемая мощь. Хвост был гладок, спускался до бабок, где редел и заканчивался.
Это девушка обошла Кон-Теребра, чтобы осмотреть заднюю часть, и снова встала перед ним. Создалось молчание. Конь смотрел прямо ей в глаза, а девушка ему. Их взгляды переплетались и наверное слились настолько, что мало кто мог их разъединить.
- Да, он хорош, но знаешь, он какой-то низенький…
Это произнесла немного пухлая девушка лет 17. Ее подружка, среднего роста, с каштановыми волосами и складной фигуры, освободилась от сверлящего взгляда коня.
- Да он еще вырастет. Ты посмотри, 2006 г, ему только два года – звучно сказала девушка Леся, страстно вглядывающаяся в красивые формы жеребчика.
- Неа, намного он не вырастет, ну прибавь максимум сантиметров 5-7, все равно останется низеньким.
- Зато у него правильный постав ног, да и вообще, кажется изъянов в экстерьере нет.
- Ну да… Не знаю на счет его движений, но большой спорт ему не светит. Да и масть у него какая-то невзрачная, - проговорила пухленькая девушка, разворачивая листочек – Да ты посмтори! Он вообще из области, из какого-то кск в деревни… Мне кажеться ничего путного не выйдет.
Вторая девушка промолчала, она хотела дождаться показа его движений. Ей сказали почистить этого коня. Ей было непривычно чистить не стриженную лошадь. Ее подруга – Наташка – сжала губки, и опустил глаза.
- Хм, интересно, когда же его побреют? Ой, проблем, боюсь, будет!... Деревенская лошадка, блин, в первый раз, наверное, машинку увидит!
- А он – жеребец еще! – сообщила Леся подруге.
- Ууу… Его еще и кастрировать, короче работать надо с ним много…
- То есть ты его брать не хочешь?
- Да нет! Мне еще со своим жеребцом бороться надо каждый день. У него иногда такие заскоки бывают, что мозги вставлять каждый день приходиться… Я так похудею скоро. А с этим чудом еще работать и работать! На кой мне это надо? Вон скоро обещали привезти лошадок нам на соревнования, может там какой-нибудь чебурашка приличный попадется. В общем, я не знаю.
В это время Леся уже почти полностью почистила коня, и начала расчесывать хвост. Конь смотрелся великолепно, во всей своей молодой красе, доступной только ее взгляду. Девушке захотелось навести полный лоск. Она взяла кондиционер. Подошла с левой стороны, встала у плеч. Раздался пшик и мгновенный звон удара металлического кольца о карабин, бешеный перестук копыт. Жеребчик полностью сел на задние ноги, и в панике оторвал перед от земли, он подскакивал как мячик. В глазах показался белок, жилы проступили на голове, ноздри раздулись. Леся в панике отскочила назад, и напоролась на край металлической кормушке. Конь успокоился, но остался так же взволнован. Леся пыталась его успокоить и подойти, но пока страшный предмет не исчез из ее рук, он не подпустил к себе девушку. Она прикоснулась к шеи коня, он вздрогнул и отступил, но успокоился, когда она начала поглаживать его шелковистую шею. Теперь она схватилась за правый бок и цокнула, поскольку там, наверное, останется синяк. Боль постепенно ушла. Конь был готов и стоял, попрошайничая опрятной ножкой и тряся головой, так, что его легкая шелковистая грива шевелилась, как от дуновения ветерка.
В конце коридора раздались голоса, звук монотонных шагов приближался. Молодой конь развернул уши вперед. Подошло трое людей – женщина, мужчина и юноша. Они обсуждали жеребчика. Лесю попросили вывести его. Она взяла новенький кожаный недоуздок с цепочкой от карабина. Пристегнула к золотому кольцу черного кожаного недоуздка. Развязки с шумом упали, стукнувшись об стенки. Кон-Теребро развернулся, и пошел к выходу. Справа и слева мелькали головы лошадей. Кто-то приветливо ржал, кто-то кидался на стенку денника, он на всех смотрел удивленными глазами, все его завлекало. Раскрылись тяжелые двери, Леся пошла вперед. Ее каштановые волосы слегка шелохнулись от ледяного потока свежего воздуха. Жеребец прикрыл глаза и раздул ноздри. Он рванул вперед, цепочка лязгнула, ему пришлось завернуть налево и описать круг вокруг девушки. Теперь она держала его крепче.
Конь шел, задирая голову, он смотрел по сторонам, иногда замирая, как умирающий лебедь, иногда вскакивая внезапно с места, как подстреленная газель. Снег скрипит под ногами. За ночь намело сугробы. Птицы перелетали с ветки на ветку, сваливая лежавший на них снег, который падал невесомыми комками на снежную подстилку. Они подошли к забору из красно-белых палок. Конь нетерпеливо обнюхал их, и резко отдернул голову, когда нос уперся в холодный снежок. Они зашли внутрь, постояли. Жеребец испуганно стоял, всматриваясь в горизонт большими блестящими глазами. Подошли люди. Девушке сказали «Беги». Они одновременно сорвались с места. Жеребец хотел было бежать быстрее, но почувствовав кожаный ремешок, сильно давивший на переносицу, замедлил темп и побежал рысью. Он мотал головой, бежал то влево то вправо.
- Гыть! Беги спокойно, а то сейчас получишь! – со злостью прикрикнула Леся.
И жеребчик поднял голову и покосился на девушку, после чего они остановились, развернулись и побежали обратно. Теперь конь бежал, выгнув плечо вправо и развернул голову в лево, будто внимательно слушал девушку. Они пробежали мимо судей.
- ммм… семерка, заступ недостаточен, - дал свою оценку мужчина, лет сорока, в черном кожаном плаще и темной шапкой на голове, прикрывающей волнистые темные волосы средней длины с седыми прядями у висков.
- Да, нет, я бы восьмерку дала, у него хорошие пружинистые движения и очень хорошо отрабатывает скакательный сустав, - подумав, сказала женщина, которой вы бы дали лет двадцать пять, она была в жилетке, зимних бриджах и с розовой повязкой на голове, спасающей уши от зимнего холода.
А юноша молчал. У него были темные волосы без шапки, слегка волнистые. Ему было не больше двадцати лет. Он смотрел на жеребца так, будто все в этой жизни уже давно предрешено и от его мнения мало что зависит.
Леся с жеребцом подошли. Конь как доверчивый маленький ребенок начал тыкать носиком в руку девушки и пощипывать ее за жилетку. Мужчина дотронулся до плеча коня, на что тот удивленно повернул голову. Руки мужчины легко и уверенно спустилась вниз и ощупывала сухожилия коня.
-Все в порядке, сухие и крепкие, - сделал он вывод.
-А давайте пройдем в конюшню, а то тут холодно. Там его всего и осмотрим.
Они трое пошли торопливым шагом вперед в конюшню, поскольку мороз уже давно кусал их щеки. А Леся пригладила челку, улыбнулась коню своей милой улыбкой и они отправились вперед. Жеребчик все так же задирался, но уже больше из желания поиграть и порезвиться, нежели высвободиться из нежеланных объятий.
Они снова окунулись в теплую атмосферу давно застоявшегося воздуха конюшни. Идут вперед. Кон-Теребро уже третий раз в своей жизни идет вперед неизвестно куда по этому прорезиненному полу конюшни, третий раз по очереди слева и справа щелкнули карабины развязок. Его осматривали, щепали, прожигали взглядами. Женщина встала вперед коня и ывнимательно смотрела на то как мужчина осматривает коня. Но вдруг ей показалось, что кто-то упрямо и страстно смотрит прямо ей в глаза. Она сначала подняла глаза на юношу, но тот прикрыв веки смотрел за действиями отца. Тогда она судорожно посмотрела на самого мужчину на Лесю, стоявшую рядом с конем, и вдруг ее взгляд поймал прожигающий взгляд жеребца. Она уставилась в черный омут его глаз. Она уже ничего не слышала, кроме звука шелеста его ресниц, ничего не видела, кроме колеблющегося огонька глаз на каштановом фоне, ничего не чувствовала, кроме запаха темплого сладостного лошадиного дыхания…
- Знаете, я еще подумаю. Конь хорош. Его можно в спорт, но гор на нем не свернешь, не тот уровень. Да что уж врать – деревенская лошадка, на каких водят круглыми днями прокат, в которых влюбляются девочки, помогающие на конюшне. Но… Я еще подумаю до весны. Вдруг он расцветет, кто знает, да еще Игорь Владимирович говорил, что завезут четыре головы молодняка, давайте подождем, вдруг еще оправиться, подрастет.
- Ага, вдруг свершиться чудо, из гадкого утенка вырастет лебедь, - посмеялась женщина, пробудившись из сна, - Мы его возьмем в работу, глазки у него умные, - сказала она и мимолетно провела свой взгляд сквозь его глаза, чтобы снова не провалиться в их глубокий омут, - Спасибо, что посмотрели малыша, будем очень ждать вас весной.
- Хм, он еще и жеребец, - заметил мужчина, снявший шапку, и густые черные волосы, с любовью обмазанные гелем, что создавалось впечатление мокрых только что вымытых волос, с задорностью попадали на плечи несколькими прядями.
- Ну это быстро решается, с обаятельной улыбкой сострила женщина.
- Жестоко, однако, жестоко, - широко улыбаясь, проговорил юноша.
В конце длинного коридора конюшни засветился свет, от открытой двери. Там женщина радушно прощалась с гостями, по старой русской традиции обдавая мужчин прощальными поцелуями. Вот дверь закрылась, и она направилась к Лесе, стоявшей и бездыханно смотревшей на жеребчика.
- Лесь, оставь его пока тут, скоро придет Татьяна, а может и Петр. Они его будут смотреть. Ну надо же хоть кому-то взяться за этого подарочка, - она взглянула на место, где должна быть табличка с фотографией, - и сделай пожалуйста ему табличку, а то стоит тут как чукча, беспородный и безымянный. Кстати как его зовут?
- Кон-Теребро, - коротко ответила девушка.
Женщина ухмыльнулась, - какое имя-то представительное! Прям элитный жеребец-производитель, чебурашка ты наш, - и она похлопала своего чебурашку по шее.
Леся тоже улыбнулась, сказала что сейчас все сделает.
- И кстати поди собери мне Алмаза.
Девушка кивнула, и как глотая последний вздох воздуха проговорила, - Светлана Федоровна, а можно я его возьму?
- Кого? Этого новенького что ль? Нет, Лесь, он молодой еще совсем, его еще объезжать, наверное, придется. Так что извини. Да и у тебя есть уже два прекрасных коня. А Пересвет вообще сложный конь у тебя, так что тебе пока хватит. Алмаза через пятнадцать минут, хорошо?
- Хорошо… - немножко бодро ответила Леся, чтобы не показать свою печаль тренерше. Она как-то обреченно и понуро кинула взгляд на Кон-Теребра, а тот лишь непонимающе тряхнул головой вверх и вниз.
"Настоящему всаднику - шенкель да повод. Плохому - хлыст"
Д. Филлис

Аватара пользователя
Аня
Китоврас
Китоврас
 
Сообщения: 2425
Зарегистрирован: 03 мар 2007, 16:06
Откуда: Москва

Сообщение Нинель » 22 фев 2008, 23:17

Ну вот так всегда, тока зачиталась и бац, конец((( Очень интересно, жду продолжения)
Изображение

Аватара пользователя
Нинель
Пегас
Пегас
 
Сообщения: 6394
Зарегистрирован: 11 мар 2006, 15:43
Откуда: Домодедово

Сообщение Аня » 26 фев 2008, 21:04

Нинель, да так всегда)) ну вот)) я решила уже выставить следующую часть)) В общем засела я на выходных. Расписалась еще на 27 стр :shock 8 частей уже получилось :lol:
"Настоящему всаднику - шенкель да повод. Плохому - хлыст"
Д. Филлис

Аватара пользователя
Аня
Китоврас
Китоврас
 
Сообщения: 2425
Зарегистрирован: 03 мар 2007, 16:06
Откуда: Москва

Сообщение Аня » 26 фев 2008, 21:06

Часть III. Случай



- Лесечка! Поди сюда, солнце! Возьми Тетерю! Да лошадь! Ну, постой ты! – прокричал молодой мужчина со светлыми волосами, немного растрепанными и мокрыми от пота, выступающего на лбу. Он был в темно-синих бриджах, обтягивающих его мускулистые стройные ноги, в темно-синей жилетке для верховой езды, с черной галопирующей лошадью на спине, и инициалами на правой стороне груди «ПВ» и в нежно-бардовой водолазке с закатанными рукавами. Он шел оживленно, а рядом с ним гарцевал, высоко задирая ножки, молодой жеребец, темно каштанового цвета из-за пота и с белой от мыла шеей.
Молоденькая хорошенькая девушка, в розовой жилетке и в черных бриджах, подчеркивающих ее стройные красивые ножки. Она подошла, сдерживая улыбку и всеми силами стараясь не смотреть в красивые обаятельные карие глаза мужчины. А он не жалел энергии чтобы страстными блестящими глазами вглядываться в прекрасное и молоденькое лицо девушки. Она подошла, взяла под уздцы горячего подросшего жеребца, который уже остановился.
- Слушай, пошагаешь его, а то он уже извелся подо мной. Все скакать ему хочется. И так уже полтора часа только и делали, что прыгали да бегали, а он так и не устал, - сказал мужчина девушке, которая проходила перед ним, чтобы взять лошадь, и его нежная, но сильная рука незаметно скользнула по утонченной талии Леси.
- Петь… - стесняясь и улыбаясь, проговорила девушка, - Ну прекрати, я тут уже отработала Пируэта, сейчас этого красавца отшагаю, и мне останется один лишь чокнутый араб Пересвет.
- Да они все чокнутые пока молоденькие, вон стоят рядом два брата-акробата и целуются через решетку все свободное время, нет бы к кобыле подошел, а он к этому серому симпотяжке тянется.
- Ой, да ладно, все вы мужики чудные, - ответила молодая девушка с язвительной улыбкой, полной любви и привязанности.
Петр смотрел вслед этой парочке, жеребцу и стройной девушке, и лишь когда они скрылись за углом конюшне, раздались его шаги, направленные к другой лошади.
Жеребец игрался, он щипал девушку за рукав, а потом будто убегал от нее. Они шли по каменной дорожке, от которой гулким эхом отражался стук копыт. Вот стук прекратился, теперь эти ноги поднимали пыль на плацу. Он шел, оживленно перебирая тоненькие ножки. Девушка сидела на нем, и изредка делала плечом внутрь, остановочки и осаживания. Не все получалось. Но как они смотрелись! Девушка, с колышущимися от ветерка ярко-каштановыми волосами и каштановый жеребец, гарцующий под ней, весь собранный, с блестящими глазами, с мылом на шее и проступившими жилками по всему телу. Он уже высох местами. Его легкий хвост переливался на утреннем солнце как колосятся темные ржи пшеницы в поле, его гривка была подобно свежей траве в поле, подчиняющейся каждому дуновению ветерка. Ноздри глотали свежие потоки воздуха. А сам он наслаждался собой, приветствовал ветер и заигрывал со всадницей. Вот он полностью высох. Они выехали на середину плаца. Мимо по дорожке проходил Петр, с поседланным огромным гнедым жеребцом, с мундштуком, а на пятках мужчины поблескивали маленькие шпоры. Он сияюще улыбался представленной ему картине. Каштановый жеребец раздул ноздри и звучно заржал проходившему мимо жеребцу. В то время тоненькая девушка грациозно за одно мгновение спрыгнула с жеребца, и ее глаза заблестели, а сердце забилось как у пойманной птички. Она направилась вперед. Петр стоял и ждал ее. Вот она вышла из плаца и они стояли и болтали между собой. Тем временем гнедой жеребец протянул мордашку к более мелкому каштановому. Прошло мгновение, и оба жеребца как подорвались и полетели друг на друга. Люди, до того мило беседующие, всполошились и панически отскочили. Мужчина суетливо кричал и дергал за мундштук, чтобы оттащить жеребца, кусающего другого. А Кон-Теребро встал на свечку, молниеносным и стремительным движением отвел голову и вырвал повод. Он полетел. Жеребчик укусил гнедого жеребца. А тот в одно мгновение развернулся и наотмашь зарядил молодому удары задними ногами. Тот с визгом развернулся, тоже скозлил и помчался с неистовой скоростью вперед, издавая жуткие звуки и неистовые пинки невидимому всаднику. Он подпрыгивал и мчался, будто на его шеи висит голодный волк. Он уже давно промчался мимо конюшни и резко завернул направо, и скрылся за многочисленными оградами левад и плацев. Все лошади в них стали как заведенные. Они пытались вырваться навстречу этому коричневому отблеску, проносившемуся мимо них. Они жалобно и возбужденно ржали, приподнимали передние ноги, вытягивали шеи через ограду. Бегали по стенке своего загончика, в попытке догнать этого наглово жеребца, ведь чем они хуже? Разве они медленнее него, или их изнужденные ноги не способны на эти естественные природой заложенные движения, когда сам ветер остается позади?
Девушка сообщила конюхам, что лошадь убежала, и отправилась не поиски жеребчика. Она пошла по его следам по дорожке пыли. Завернула за поворот, дошла до манежа, поблизости его не было. Она обогнула манеж с правой стороны. Там она заметила темный силуэт. Он мог слиться с корой старого дерева. Но тот стоял, прижавшись мордой к серому коню, гулявшему в левадке.
- Тетерь! Ты что, гаденыш, иди-ка сюда! Иди к мамочке, дурачок!
Но тот лишь скосил глаз на подходившую девушку и продолжил нюхаться с сереньким арабчонком. Девушка осторожно подходила к нему. Она взяла левее, чтобы случайно не получить копытом по голове. Вот она стояла уже в двух метрах от его головы. Из уголков рта стекала кровь, красная лошадиная кровь. Он был возбужден. Девушка быстрым резким движением схватила повод . Ее серый араб Пересвет забился у забора в леваде, он подскакивал и заржал, пытаясь вернуть друга. А сам жеребец подскочил от неожиданности, и встал на небольшую свечку, вытянув вперед левую ногу. Но она задела руку хрупкой девушки. Она простонала и теперь ее правая рука безжизненно свисала с плеча. Она покраснела, и стала даже фиолетовой в середине. Конь успокоился и подошел к девушке, которую не узнал. Ее глаза были зажмурены, она сдерживала крик. Она, трясясь от боли и сдерживая слезы, повела левой, обессиленной рукой жеребца. Тот шел как маленький спокойненький пони. Он опустил голову, и его обычно переполненные резвостью и игривостью ноги, теперь шли спокойно и размеренно. Так они дошли до конюшни. Леся с трудом открыла дверь денника, завела туда жеребца, заправила повод за одно стремя, вышла и плетя ноги, сгорбив спину поплелась по коридор. Ее перехватили конюха, один из них посадил ее в машину и быстро повез в травмпункт.
"Настоящему всаднику - шенкель да повод. Плохому - хлыст"
Д. Филлис

Аватара пользователя
Аня
Китоврас
Китоврас
 
Сообщения: 2425
Зарегистрирован: 03 мар 2007, 16:06
Откуда: Москва

Сообщение Нинель » 29 фев 2008, 19:43

Давно прочитала, но забыла откоментить. Жуть конечно, я про конец, оч жду продолжения
Изображение

Аватара пользователя
Нинель
Пегас
Пегас
 
Сообщения: 6394
Зарегистрирован: 11 мар 2006, 15:43
Откуда: Домодедово

Сообщение Аня » 07 мар 2008, 21:38

Нинусь :love Ты кажеться единственная, кто читает этот рассказик :lol: Ну и ладно.. :roll: :)

Часть IV. Пара встречь

Одна девушка показалась в десяти метрах от будки охранника. Мужчина был на улице. Лицо девушки светилось изнутри счастьем. Оно быстро передалось мужчине, и тот с нескрываемой улыбкой произнес
- Добрый день!
- Добрый! – ответила девушки, помахав левой рукой.
Она стремительной походкой отправилась вперед по каменистой дорожке. А охранник лишь долго смотрел ей вслед, причмокнув, и помотав головой, будто проверял, не сон ли это.
А она все шла, улыбаясь всему. Тому, что местами уже сошел снег, и появилась зеленеющая травка, тому, что дорожки чистые, тому, что белые здания конюшен вокруг такие красивые и знакомые, тому, что лошадь спокойно гуляет в левадке.
Раскрылась тяжелая дверь конюшни и одна девушка с еле сдерживаемой улыбкой на все лицо, окунулась в атмосферу, где царил запах лошади, сена и приятный орион дома и тепла. Она немножко робко, но целеустремленно пошла вперед по широкому и длинному коридору, напоминающий то ли храм, то ли склеп… Слева и справа поднимались красивые морды лошадей и навострились их ушки. Но девушка смотрела вперед. Там, в конце конюшни, на развязках стояла лошадь невысокого роста. Рядом с ней копошился мужчина. Девушка все еще не верила глазам, но почему-то сердце так и билось, как у пойманной птички.
Ее легкие шаги все приближались. Слева темно-серая мордочка с горбинкой и выразительными глазами нетерпеливо дружелюбно заржала. А справа светлый серый арабчонок забегал по деннику, поднимаю пыль, на мгновение застывая каждый раз в каждом углу. Но девушка шла, не замечая этого. Ее взгляд как магнит приковался к тому, что творилось на развязках. Мужчина перешел к левому боку стоявшего каштаново жеребца под его шеей, красиво изогнутой в любопытстве.
- Тсс… Тетерь, успокойся, - огласил почти безлюдное вечернее пространство конюшни звучный сильный и гармоничный мужской голос.
Не прозвучало ни нотки женского голоска, но он поднял голову, моргнул короткими черными ресницами, и снова не верил глазам. Он был неподвижен, мускулы застыли на его лице, губы пытались что-то сказать, но они оказались, словно ватными и не смогли произнести ни слова. Лишь красивые карие глаза смотрели четко вперед и не могли сделать ни одного другого движения. Они смотрели прямо ей в глаза, живые, но неподвижные, прекрасные, но какие-то чужие. Они были мокры от наворачивающихся слез. Сквозняка не было и ничто не колыхало ее волосы. Только уголки прекрасных губ дребезжали от переполняющих ее сердце чувств. Как на порыве сильного ураганного ветра она упала к нему на грудь. Он крепко и чувственно заключил ее в объятия.
- Петя… - смогли лишь выговорить ее взволнованные губы
- О, солнце, как я рад тебя видеть, - немножко заикаясь, шептал ей на ухо Петр, - ты не представляешь. Как же ты, Насть?
И капля талой воды упала с острого края крыши и со звоном разбилась о камешек, разлетевшись вдребезги. Кап-кап, то тут, то там, слышалось за окном. Птицы пели. Но их не было слышно. Слышно было, как какое-то весеннее насекомое присело на молоденькую травинку, и сразу же вспорхнуло куда-то. Слышно как раздувались бока ящерицы, только что вылезшей погреться на последних за этот день и первых теплых за этот год солнечных лучах. Она была неподвижна, как статуя. Но как только за углом показался незаметный ус рыжего кота, гоняющегося за бабочкой, она вздрогнула. И только падающая капелька, прежде чем расколоться, заметила ускользающий серенький маленький хвостик. А рыжий котик все так же прыгал за бабочкой, будя еще дремлющие травинки.
- Рыжий, а у пошел отсюда, бездельник! – кричала на крупного рыженького кота девушка, - ишь блин, разложился, иди мышей лови, давай, брысь отсюда!
И кот лениво и обидчиво поднялся с кучки вальтрапов и неторопливо пошел вон. Леся взяла зеленый вальтрап, захватила уздечку.
- Ой! Лесечка! Смотри, мышь! Господи боже! Откуда? – кричала тренерша.
Леся подбежала к ней и присоединилась
- Хм, и вправду – мышь! Кто ж принес такую благодать?
- Са-аш! Поди сюда, дорогой – позвала помогального ребенка Светлана.
- Может это Рыжий поймал?
- Издеваешься, этот рыжий бездельник то? Он и мертвой мыши поймать не сможет, - посмеялась тренерша
- Авось свершилось чудо.
Саша подбежал.
- Убери, пожалуйста, вот этот трупик, - попросила Светлана, и дамы отправились по делам.
- Светлана Федоровна, а можно я возьму зелененький вальтрап на Кекса, а то его синий грязный уже, - спросила девушка.
- Да возьми. О, и поседлай тогда на седло Фараона.
Леся седлала Кекса.
- Какой красавчик у нас. Вальтрапчик зелененький, ногавочки зелененькие, седло зелененькое.
- Ага, сейчас только мне осталось надеть зелененькие бриджики, - пошутила тренерша, - Лесь, тебе помочь?
- Да нет. Светлана Федровна, я уже все практически.
- Так как твоя рука?
- Да нормально, врач говорит, что все заживает намного быстрее чем он думал. И я уже на следующей неделе иду снимать повязку, - рассказала девушка.
- Ммм.. замечательно, что так скоро, а то твои кони совсем уже скоро изведутся.
- Да уж, чувствую первые дни будет что-то, - сказала Леся и отдала поводья тренерше.
Стройные высокие ноги кекса размеренно стучали копытами о резиновый пол. Он красиво и величественно поднимал каждую ножку, делал широкие шаги. Его шелковистый черный хвост маячил влево вправо. Этот гнедой жеребец смотрелся по меньшей мере эффектно. Слева от него шла миниатюрная по сравнению с ним Светлана. Вдруг она остановилась у двери, жеребец покорно, но недоумевающе тоже остановился.
- слушай, Лесь, у меня сегодня есть свободное время – Фараон отдыхает перед стартами. Может мне взять поработать кого-нибудь из твоих?
- Ой, Светлана Федоровна, это будет очень кстати, - радостно сказала Леся.
- Давай мне кого-нибудь из своих. Приведи его в манеж через полтора часика, а сама иди отработай второго на корде, хорошо? – спросила тренерша, а ее конь уже заскучал и начал щекотливо трепать ее жилетку.
- Хорошо конечно. Возьмете Пересвета?
- Ну давай Пересвета, будем вправлять сегодня мозги этому арабу, даже попрыгаем наверное.
- Ой, Светлана Федоровна, спасибо большое – с настоящей улыбкой сказала девушка и отправилась готовить Пируэта.
Высокий темно-серый конь со светлыми яблоками стоял на развязках. По внешности он смахивал на французскую средневековую лошадь – Длинные сухие немножко крупные ноги, темные внизу, с массивными прямоугольными суставами. Крупные крепкие копыта, короткое тонкое пожатое туловище, косой круп, мощные покатые плечи, длинная тонкая шея с грациозным изгибом. И голова- крупная, с выразительными глазами, широким лбом, сильно горбатым носом и прямой переноссицей. Маленький шелковый волосистый подбородок, круглые и широкие щеки, несколько большие сернькие ушки. А грива жесткая, редкая. Вечно спутывающаяся в отдельные пряди, волнистая и светлая. Хвост длинный, слегка волнистый, темный у основания и светлый на кончике. Крупные яблоки вырисовывались на его упругом крупе и плечах. Он приобрел еще большие формы за время, пока он не работал интенсивно, но его шерсть залоснилась и заблестела. Он весь дышал просто здоровьем и жизнью. Леся активно чистила его на протяжение двадцати минут. Пот лил с нее градом – конь линял, с его крупа пухом падали клочья старой шерсти. Девушка заботливо расчесала его гривку гребешком, она стала гладкой и ровной. Щелкнул карабин корды и они вместе на одном дыхании пошли вперед.
Конь шел быстрыми широкими шагами, так что любой бы человек приложил немало усилий чтобы придержать коня. Но корда болталась отпущенной, потому как Леся шла не медленнее, она шла быстро, своей летящей походкой. Они приостановились у дверей. Леся схватилась за ручку и толкнула дверь. Но дверь вдруг стала совсем невесомой и начала сама открывать. И Леся недоумевая отпустила ручку двери. И она сама распахнулась. Вдруг оттуда показалось приятное лицо мужчины с белокурыми волосами. Он распахнул глаза от удивления и широко улыбнулся. Глаза его теперь горели радостным блеском. А Леся на секунду опустила вдруг заблестевшие глаза. Ее сердце билось часто-часто, она сжала губы, стараясь не показывать широчайшую улыбку счастья. Мужчина глазами предложил ей пройти, не вымолвим не слова. Он сделал грациозный и какой-то джентельментский жест, свойственный только ему, преисполненный уважения и восхищения. Девушка не могла больше сдерживать эмоции и боясь впасть в краски, легко и незаметно как мышка открыла вторую дверь и промчалась вперед. Конь мужчины прижал уши. Но не посмел ничего сделать в присутствие Петра. Девушка все удалялась, стремительно и быстро, а Петр стоял и смотрел ей вслед. Блеск его глаз потух, они стали какими-то отчужденными. Улыбка сбежала с его лица. Он развернулся и проговорил еле слышно. «Ну вперед, конёк». Его конь изогнул шею, вылупил на него свои глаза и навостил ушки и двинулс с места рядом с мужчиной.
Кто-то стоял на развязках, кого-то собирали, кого-то расседлывали. А Петр лишь подозвал помощника и отдал ему в руки поводья.
- Расседлай, пожалуйста, и скажи моему коневоду, чтоб его замыла. Амуницию повесь на Мулен-Руж.
Мальчик взял кобылу и направился к ее деннику, мотая головой и ища табличку Мулен-Руж. А Петр нетерпеливым шагом направился в раздевалку. Он быстро переоделся и поспешил в машину, где на пассажирском переднем кресле, скучала и ждала его одна девушка…
"Настоящему всаднику - шенкель да повод. Плохому - хлыст"
Д. Филлис

Аватара пользователя
Аня
Китоврас
Китоврас
 
Сообщения: 2425
Зарегистрирован: 03 мар 2007, 16:06
Откуда: Москва

Сообщение Нинель » 07 мар 2008, 22:53

Ну прям любовный роман какой-то :lol: . Жду продолжения :love
Изображение

Аватара пользователя
Нинель
Пегас
Пегас
 
Сообщения: 6394
Зарегистрирован: 11 мар 2006, 15:43
Откуда: Домодедово

След.

Вернуться в Рассказы