Пропустить

Мечтатель

Реальные и вымышленные рассказы и истории, написанные нашими посетителями.

Как вам мой расказ?(после окончания делать что то на подобе второй части?)

Все просто отл. Продолжай.
5
100%
Все равно. Я сплю, когда читаю.
0
Голосов нет
 
Всего голосов : 5

Мечтатель

Сообщение At@Ki Black horse » 10 фев 2008, 21:54

Мечтатель

Я все также хорошо помню, как он стал моим. Как он выглядел, как он печально смотрел… Казалось, глаза совсем черные, но это ложные, глупые слова… Их глубина была не измерима, а чалый отблеск, сеял вкруг зрачка карие блики. Нежное сияние, чарующий блеск, как восход радовал глаз чужака… Середина, была покрыта голубизной неба, облаков, продираемых тучами. По ним святились крапинки, озера, мечты… Смотря в эти глаза, кажется, что ты утопаешь в озере, и погружаясь, чувствуешь себя несказанно хорошо… Но они не имеют дна. Вместо него, там сгустки любви и счастья, мечты и удовольствия… Там любой чужой, будет чувствовать себя неотразимо хорошо. Они словно зеркало, все время отражают лучи ярко красного тусклого солнца. Да! По сравнению с этими глазами, оно светило, тускло! Они выражают все эмоции, всю любовь и легкомысленность, чувство, который не сможет описать никто. Все детское выражение, питало несравненную любовь к миру! Миру, который окружал его.
Уши напоминали мне, аккуратно подстриженную садовую елку. Ветвь, толстую, не такую, заменял нежный пушок…
Ноги, шатались, чернели… Позже крепко стояли… Потом прыгали… И все равно, они были далекими от взрослых копыт! Подков еще не было.
Короткая грива, все равно развивалась на слабом ветру. На сильном она обрывалась… Что же говорить, - он ребенок! Прекрасны его детские годишки…
Мать посмотрела на него. Ну что? Что ты бегаешь, мой дурачок? Ее проницательные глаза йога, терзали его. Он ответил ей веселым взглядом, но она не была уже тем чужаком. Она была родной его сердцу. Люблю его, что и говорить! Но его любовь, детскую, ангельскую, и не так легко заслужить. Надо довериться его сердцу. И оно подчинится… Но тайну его можно раскрыть не таким путем адского зла! Надо полюбить его, стать его бескорыстным и сокровенным другом. И все станет твоим. Ведь он чист, пока ребенок.
Он мой друг. И, бывает, задрав голову, он смотрел на небо, звезды копировали его глаза… Он чист и прекрасен, он нежнее лепестка розы. Его взгляд был свеж, точно земля после грозы.
Я встретила его давно, у старой, заросшей реки. Табун, во главе с черным, старым, осунувшимся конем пришли на реку, удалить жажду. Его тощая, длинная голова с печальными черно-черными глазами, так нуждалась в речной воде… И, несмотря на свою старость, он был опытен и силен. Он вырастил не одно поколение лошадей.
Старая кобыла, одна из жен вожака, подошла к водоему. Ее жилистые ноги проваливались в размывшийся водой грунт. Толстые сухие губы прикоснулись к прозрачной воде. Она пила. Какой-то малыш, наверное, ее сын, подскочил к ней, требуя, что бы ему освободили место. Кобыла мотнула головой. Она уставилась на малютку, глаза её говорили «Что ты ко мне лезешь? Вон сколько места!».
Реакции не последовало. Жеребенок настойчиво требовал именно это место. Немного постояв, кобыла сдалась. Сын подскочил, и место того, что бы удалять жажду, он завалился, прям в кучу мягкого грунта. Вокруг него скопилось множество мошек, кусавших его нежную кожу. Растянувшись в грязи, блаженство можно было прочитать в его глазах.
Напившись, табун, не дожидаясь малыша, начал двигаться дальше. Кроха зашел по пояс в воду, окунулся, выскочил, встряхнулся и довольный побежал за матерью.
Я увидела его, когда она вышли в поле. Стадо скакало, безумно и свободно, как и любые свободные лошади. Он скакал последним, и я восхитилась его свободным галопом. Его еще совсем, детские копыта, бороздили землю, и за ним поднималась плотная тучка пыли. Ни одна лошадь не могла сравниться с ним.
С тех пор я о нем мечтала… Отец, узнав о жеребенке, просто рассмеялся. «И что тебе сдалась, эта упрямая лошадь?» - говорил он.
Шло время. Росла я, и, разумеется, рос и тот загадочный жеребенок. По моим расчетам, он уже был годовалым коньком, тускло белого цвета. Так он мне представлялся. Моя страсть к этому коню росла с каждым днем. И вот, получив обратно свою старую кобылу Соню, я поехала на поиски коня, в сопровождении отцовского друга, который захватил лассо.
Вот мы подъехали к тому водоему, у которого барахтался тот малыш. Но ни табуна, ни следов лошадей мы там не нашли. Разочарованные, грустные мы двинулись домой… И, о чудо!.. около выхода в поле, были следы довольно крупного табуна лошадей. Мы последовали по ним. Шли мы примерно час, два от силы. И вот мы заметили около небольшого ручья стадо коней. Его главой был тот же старый конь… Рядом с ним стойко стоял белоснежный жеребец.
***


И я поняла. Это был он! Он стоял, совсем близко от меня… Молодой красавец, а я то думала что он еще малыш! Как он вырос…
Я оглянулась, что бы посмотреть что делает мой проводник. Его не было на месте. Я снова перевела взгляд на табун…
- Е-ху! Теперь ты от меня не уйдешь, проклятый мустанг! – он был на своей кобыле, и крича накидывал лассо…
Победа далась ему легко. Табун рванул, бешено, первым почему-то был черный вожак. Белый конь стоял и ждал пока весь табун не понесется прочь… Но мать, двигалась медленно, ведь она так стара… И пока он ей помогал, у проводника был шанс… И он им воспользовался…
Жеребец упал на землю, и снова попытался встать… Тщетно.
Я вышла из-за укрытия. Конь лежал на земле.
- Пусть он встанет! – крикнула я. – Пойдем! Надо отвести его домой.
Друг пошел и потянул за собой коня. Он еле встал, и было видно, что при падении он повредил ногу. Конь покорно пошел за нами. Мы прошли уже примерно сто пятьдесят миль, и нам осталось пройти только одну, жалкую милю! И мы прошли. Вот мы завели коня на участок… Выскочил отец.
- Вот это красавец! Просто прелесть! Первый класс! – крикнул он мне. – Ну, что я говорил? А ты еще отказывалась! Тьфу!
Я спорить не стала.
- Давай ставь его к столбам, и крепи тавро! – крикнул отец.
Но я возразила:
- Не стоит. Пусть пока без него побегает…
Он вздернул на меня голову, и процедил:
- Неужели ты не хочешь, что бы он стал твоим?!
Я не ответила.



Мечтатель

Я все также хорошо помню, как он стал моим. Как он выглядел, как он печально смотрел… Казалось, глаза совсем черные, но это ложные, глупые слова… Их глубина была не измерима, а чалый отблеск, сеял вкруг зрачка карие блики. Нежное сияние, чарующий блеск, как восход радовал глаз чужака… Середина, была покрыта голубизной неба, облаков, продираемых тучами. По ним святились крапинки, озера, мечты… Смотря в эти глаза, кажется, что ты утопаешь в озере, и погружаясь, чувствуешь себя несказанно хорошо… Но они не имеют дна. Вместо него, там сгустки любви и счастья, мечты и удовольствия… Там любой чужой, будет чувствовать себя неотразимо хорошо. Они словно зеркало, все время отражают лучи ярко красного тусклого солнца. Да! По сравнению с этими глазами, оно светило, тускло! Они выражают все эмоции, всю любовь и легкомысленность, чувство, который не сможет описать никто. Все детское выражение, питало несравненную любовь к миру! Миру, который окружал его.
Уши напоминали мне, аккуратно подстриженную садовую елку. Ветвь, толстую, не такую, заменял нежный пушок…
Ноги, шатались, чернели… Позже крепко стояли… Потом прыгали… И все равно, они были далекими от взрослых копыт! Подков еще не было.
Короткая грива, все равно развивалась на слабом ветру. На сильном она обрывалась… Что же говорить, - он ребенок! Прекрасны его детские годишки…
Мать посмотрела на него. Ну что? Что ты бегаешь, мой дурачок? Ее проницательные глаза йога, терзали его. Он ответил ей веселым взглядом, но она не была уже тем чужаком. Она была родной его сердцу. Люблю его, что и говорить! Но его любовь, детскую, ангельскую, и не так легко заслужить. Надо довериться его сердцу. И оно подчинится… Но тайну его можно раскрыть не таким путем адского зла! Надо полюбить его, стать его бескорыстным и сокровенным другом. И все станет твоим. Ведь он чист, пока ребенок.
Он мой друг. И, бывает, задрав голову, он смотрел на небо, звезды копировали его глаза… Он чист и прекрасен, он нежнее лепестка розы. Его взгляд был свеж, точно земля после грозы.
Я встретила его давно, у старой, заросшей реки. Табун, во главе с черным, старым, осунувшимся конем пришли на реку, удалить жажду. Его тощая, длинная голова с печальными черно-черными глазами, так нуждалась в речной воде… И, несмотря на свою старость, он был опытен и силен. Он вырастил не одно поколение лошадей.
Старая кобыла, одна из жен вожака, подошла к водоему. Ее жилистые ноги проваливались в размывшийся водой грунт. Толстые сухие губы прикоснулись к прозрачной воде. Она пила. Какой-то малыш, наверное, ее сын, подскочил к ней, требуя, что бы ему освободили место. Кобыла мотнула головой. Она уставилась на малютку, глаза её говорили «Что ты ко мне лезешь? Вон сколько места!».
Реакции не последовало. Жеребенок настойчиво требовал именно это место. Немного постояв, кобыла сдалась. Сын подскочил, и место того, что бы удалять жажду, он завалился, прям в кучу мягкого грунта. Вокруг него скопилось множество мошек, кусавших его нежную кожу. Растянувшись в грязи, блаженство можно было прочитать в его глазах.
Напившись, табун, не дожидаясь малыша, начал двигаться дальше. Кроха зашел по пояс в воду, окунулся, выскочил, встряхнулся и довольный побежал за матерью.
Я увидела его, когда она вышли в поле. Стадо скакало, безумно и свободно, как и любые свободные лошади. Он скакал последним, и я восхитилась его свободным галопом. Его еще совсем, детские копыта, бороздили землю, и за ним поднималась плотная тучка пыли. Ни одна лошадь не могла сравниться с ним.
С тех пор я о нем мечтала… Отец, узнав о жеребенке, просто рассмеялся. «И что тебе сдалась, эта упрямая лошадь?» - говорил он.
Шло время. Росла я, и, разумеется, рос и тот загадочный жеребенок. По моим расчетам, он уже был годовалым коньком, тускло белого цвета. Так он мне представлялся. Моя страсть к этому коню росла с каждым днем. И вот, получив обратно свою старую кобылу Соню, я поехала на поиски коня, в сопровождении отцовского друга, который захватил лассо.
Вот мы подъехали к тому водоему, у которого барахтался тот малыш. Но ни табуна, ни следов лошадей мы там не нашли. Разочарованные, грустные мы двинулись домой… И, о чудо!.. около выхода в поле, были следы довольно крупного табуна лошадей. Мы последовали по ним. Шли мы примерно час, два от силы. И вот мы заметили около небольшого ручья стадо коней. Его главой был тот же старый конь… Рядом с ним стойко стоял белоснежный жеребец.
***


И я поняла. Это был он! Он стоял, совсем близко от меня… Молодой красавец, а я то думала что он еще малыш! Как он вырос…
Я оглянулась, что бы посмотреть что делает мой проводник. Его не было на месте. Я снова перевела взгляд на табун…
- Е-ху! Теперь ты от меня не уйдешь, проклятый мустанг! – он был на своей кобыле, и крича накидывал лассо…
Победа далась ему легко. Табун рванул, бешено, первым почему-то был черный вожак. Белый конь стоял и ждал пока весь табун не понесется прочь… Но мать, двигалась медленно, ведь она так стара… И пока он ей помогал, у проводника был шанс… И он им воспользовался…
Жеребец упал на землю, и снова попытался встать… Тщетно.
Я вышла из-за укрытия. Конь лежал на земле.
- Пусть он встанет! – крикнула я. – Пойдем! Надо отвести его домой.
Друг пошел и потянул за собой коня. Он еле встал, и было видно, что при падении он повредил ногу. Конь покорно пошел за нами. Мы прошли уже примерно сто пятьдесят миль, и нам осталось пройти только одну, жалкую милю! И мы прошли. Вот мы завели коня на участок… Выскочил отец.
- Вот это красавец! Просто прелесть! Первый класс! – крикнул он мне. – Ну, что я говорил? А ты еще отказывалась! Тьфу!
Я спорить не стала.
- Давай ставь его к столбам, и крепи тавро! – крикнул отец.
Но я возразила:
- Не стоит. Пусть пока без него побегает…
Он вздернул на меня голову, и процедил:
- Неужели ты не хочешь, что бы он стал твоим?!
Я не ответила.



Мечтатель

Я все также хорошо помню, как он стал моим. Как он выглядел, как он печально смотрел… Казалось, глаза совсем черные, но это ложные, глупые слова… Их глубина была не измерима, а чалый отблеск, сеял вкруг зрачка карие блики. Нежное сияние, чарующий блеск, как восход радовал глаз чужака… Середина, была покрыта голубизной неба, облаков, продираемых тучами. По ним святились крапинки, озера, мечты… Смотря в эти глаза, кажется, что ты утопаешь в озере, и погружаясь, чувствуешь себя несказанно хорошо… Но они не имеют дна. Вместо него, там сгустки любви и счастья, мечты и удовольствия… Там любой чужой, будет чувствовать себя неотразимо хорошо. Они словно зеркало, все время отражают лучи ярко красного тусклого солнца. Да! По сравнению с этими глазами, оно светило, тускло! Они выражают все эмоции, всю любовь и легкомысленность, чувство, который не сможет описать никто. Все детское выражение, питало несравненную любовь к миру! Миру, который окружал его.
Уши напоминали мне, аккуратно подстриженную садовую елку. Ветвь, толстую, не такую, заменял нежный пушок…
Ноги, шатались, чернели… Позже крепко стояли… Потом прыгали… И все равно, они были далекими от взрослых копыт! Подков еще не было.
Короткая грива, все равно развивалась на слабом ветру. На сильном она обрывалась… Что же говорить, - он ребенок! Прекрасны его детские годишки…
Мать посмотрела на него. Ну что? Что ты бегаешь, мой дурачок? Ее проницательные глаза йога, терзали его. Он ответил ей веселым взглядом, но она не была уже тем чужаком. Она была родной его сердцу. Люблю его, что и говорить! Но его любовь, детскую, ангельскую, и не так легко заслужить. Надо довериться его сердцу. И оно подчинится… Но тайну его можно раскрыть не таким путем адского зла! Надо полюбить его, стать его бескорыстным и сокровенным другом. И все станет твоим. Ведь он чист, пока ребенок.
Он мой друг. И, бывает, задрав голову, он смотрел на небо, звезды копировали его глаза… Он чист и прекрасен, он нежнее лепестка розы. Его взгляд был свеж, точно земля после грозы.
Я встретила его давно, у старой, заросшей реки. Табун, во главе с черным, старым, осунувшимся конем пришли на реку, удалить жажду. Его тощая, длинная голова с печальными черно-черными глазами, так нуждалась в речной воде… И, несмотря на свою старость, он был опытен и силен. Он вырастил не одно поколение лошадей.
Старая кобыла, одна из жен вожака, подошла к водоему. Ее жилистые ноги проваливались в размывшийся водой грунт. Толстые сухие губы прикоснулись к прозрачной воде. Она пила. Какой-то малыш, наверное, ее сын, подскочил к ней, требуя, что бы ему освободили место. Кобыла мотнула головой. Она уставилась на малютку, глаза её говорили «Что ты ко мне лезешь? Вон сколько места!».
Реакции не последовало. Жеребенок настойчиво требовал именно это место. Немного постояв, кобыла сдалась. Сын подскочил, и место того, что бы удалять жажду, он завалился, прям в кучу мягкого грунта. Вокруг него скопилось множество мошек, кусавших его нежную кожу. Растянувшись в грязи, блаженство можно было прочитать в его глазах.
Напившись, табун, не дожидаясь малыша, начал двигаться дальше. Кроха зашел по пояс в воду, окунулся, выскочил, встряхнулся и довольный побежал за матерью.
Я увидела его, когда она вышли в поле. Стадо скакало, безумно и свободно, как и любые свободные лошади. Он скакал последним, и я восхитилась его свободным галопом. Его еще совсем, детские копыта, бороздили землю, и за ним поднималась плотная тучка пыли. Ни одна лошадь не могла сравниться с ним.
С тех пор я о нем мечтала… Отец, узнав о жеребенке, просто рассмеялся. «И что тебе сдалась, эта упрямая лошадь?» - говорил он.
Шло время. Росла я, и, разумеется, рос и тот загадочный жеребенок. По моим расчетам, он уже был годовалым коньком, тускло белого цвета. Так он мне представлялся. Моя страсть к этому коню росла с каждым днем. И вот, получив обратно свою старую кобылу Соню, я поехала на поиски коня, в сопровождении отцовского друга, который захватил лассо.
Вот мы подъехали к тому водоему, у которого барахтался тот малыш. Но ни табуна, ни следов лошадей мы там не нашли. Разочарованные, грустные мы двинулись домой… И, о чудо!.. около выхода в поле, были следы довольно крупного табуна лошадей. Мы последовали по ним. Шли мы примерно час, два от силы. И вот мы заметили около небольшого ручья стадо коней. Его главой был тот же старый конь… Рядом с ним стойко стоял белоснежный жеребец.
***


И я поняла. Это был он! Он стоял, совсем близко от меня… Молодой красавец, а я то думала что он еще малыш! Как он вырос…
Я оглянулась, что бы посмотреть что делает мой проводник. Его не было на месте. Я снова перевела взгляд на табун…
- Е-ху! Теперь ты от меня не уйдешь, проклятый мустанг! – он был на своей кобыле, и крича накидывал лассо…
Победа далась ему легко. Табун рванул, бешено, первым почему-то был черный вожак. Белый конь стоял и ждал пока весь табун не понесется прочь… Но мать, двигалась медленно, ведь она так стара… И пока он ей помогал, у проводника был шанс… И он им воспользовался…
Жеребец упал на землю, и снова попытался встать… Тщетно.
Я вышла из-за укрытия. Конь лежал на земле.
- Пусть он встанет! – крикнула я. – Пойдем! Надо отвести его домой.
Друг пошел и потянул за собой коня. Он еле встал, и было видно, что при падении он повредил ногу. Конь покорно пошел за нами. Мы прошли уже примерно сто пятьдесят миль, и нам осталось пройти только одну, жалкую милю! И мы прошли. Вот мы завели коня на участок… Выскочил отец.
- Вот это красавец! Просто прелесть! Первый класс! – крикнул он мне. – Ну, что я говорил? А ты еще отказывалась! Тьфу!
Я спорить не стала.
- Давай ставь его к столбам, и крепи тавро! – крикнул отец.
Но я возразила:
- Не стоит. Пусть пока без него побегает…
Он вздернул на меня голову, и процедил:
- Неужели ты не хочешь, что бы он стал твоим?!
Я не ответила.



Мечтатель

Я все также хорошо помню, как он стал моим. Как он выглядел, как он печально смотрел… Казалось, глаза совсем черные, но это ложные, глупые слова… Их глубина была не измерима, а чалый отблеск, сеял вкруг зрачка карие блики. Нежное сияние, чарующий блеск, как восход радовал глаз чужака… Середина, была покрыта голубизной неба, облаков, продираемых тучами. По ним святились крапинки, озера, мечты… Смотря в эти глаза, кажется, что ты утопаешь в озере, и погружаясь, чувствуешь себя несказанно хорошо… Но они не имеют дна. Вместо него, там сгустки любви и счастья, мечты и удовольствия… Там любой чужой, будет чувствовать себя неотразимо хорошо. Они словно зеркало, все время отражают лучи ярко красного тусклого солнца. Да! По сравнению с этими глазами, оно светило, тускло! Они выражают все эмоции, всю любовь и легкомысленность, чувство, который не сможет описать никто. Все детское выражение, питало несравненную любовь к миру! Миру, который окружал его.
Уши напоминали мне, аккуратно подстриженную садовую елку. Ветвь, толстую, не такую, заменял нежный пушок…
Ноги, шатались, чернели… Позже крепко стояли… Потом прыгали… И все равно, они были далекими от взрослых копыт! Подков еще не было.
Короткая грива, все равно развивалась на слабом ветру. На сильном она обрывалась… Что же говорить, - он ребенок! Прекрасны его детские годишки…
Мать посмотрела на него. Ну что? Что ты бегаешь, мой дурачок? Ее проницательные глаза йога, терзали его. Он ответил ей веселым взглядом, но она не была уже тем чужаком. Она была родной его сердцу. Люблю его, что и говорить! Но его любовь, детскую, ангельскую, и не так легко заслужить. Надо довериться его сердцу. И оно подчинится… Но тайну его можно раскрыть не таким путем адского зла! Надо полюбить его, стать его бескорыстным и сокровенным другом. И все станет твоим. Ведь он чист, пока ребенок.
Он мой друг. И, бывает, задрав голову, он смотрел на небо, звезды копировали его глаза… Он чист и прекрасен, он нежнее лепестка розы. Его взгляд был свеж, точно земля после грозы.
Я встретила его давно, у старой, заросшей реки. Табун, во главе с черным, старым, осунувшимся конем пришли на реку, удалить жажду. Его тощая, длинная голова с печальными черно-черными глазами, так нуждалась в речной воде… И, несмотря на свою старость, он был опытен и силен. Он вырастил не одно поколение лошадей.
Старая кобыла, одна из жен вожака, подошла к водоему. Ее жилистые ноги проваливались в размывшийся водой грунт. Толстые сухие губы прикоснулись к прозрачной воде. Она пила. Какой-то малыш, наверное, ее сын, подскочил к ней, требуя, что бы ему освободили место. Кобыла мотнула головой. Она уставилась на малютку, глаза её говорили «Что ты ко мне лезешь? Вон сколько места!».
Реакции не последовало. Жеребенок настойчиво требовал именно это место. Немного постояв, кобыла сдалась. Сын подскочил, и место того, что бы удалять жажду, он завалился, прям в кучу мягкого грунта. Вокруг него скопилось множество мошек, кусавших его нежную кожу. Растянувшись в грязи, блаженство можно было прочитать в его глазах.
Напившись, табун, не дожидаясь малыша, начал двигаться дальше. Кроха зашел по пояс в воду, окунулся, выскочил, встряхнулся и довольный побежал за матерью.
Я увидела его, когда она вышли в поле. Стадо скакало, безумно и свободно, как и любые свободные лошади. Он скакал последним, и я восхитилась его свободным галопом. Его еще совсем, детские копыта, бороздили землю, и за ним поднималась плотная тучка пыли. Ни одна лошадь не могла сравниться с ним.
С тех пор я о нем мечтала… Отец, узнав о жеребенке, просто рассмеялся. «И что тебе сдалась, эта упрямая лошадь?» - говорил он.
Шло время. Росла я, и, разумеется, рос и тот загадочный жеребенок. По моим расчетам, он уже был годовалым коньком, тускло белого цвета. Так он мне представлялся. Моя страсть к этому коню росла с каждым днем. И вот, получив обратно свою старую кобылу Соню, я поехала на поиски коня, в сопровождении отцовского друга, который захватил лассо.
Вот мы подъехали к тому водоему, у которого барахтался тот малыш. Но ни табуна, ни следов лошадей мы там не нашли. Разочарованные, грустные мы двинулись домой… И, о чудо!.. около выхода в поле, были следы довольно крупного табуна лошадей. Мы последовали по ним. Шли мы примерно час, два от силы. И вот мы заметили около небольшого ручья стадо коней. Его главой был тот же старый конь… Рядом с ним стойко стоял белоснежный жеребец.
***


И я поняла. Это был он! Он стоял, совсем близко от меня… Молодой красавец, а я то думала что он еще малыш! Как он вырос…
Я оглянулась, что бы посмотреть что делает мой проводник. Его не было на месте. Я снова перевела взгляд на табун…
- Е-ху! Теперь ты от меня не уйдешь, проклятый мустанг! – он был на своей кобыле, и крича накидывал лассо…
Победа далась ему легко. Табун рванул, бешено, первым почему-то был черный вожак. Белый конь стоял и ждал пока весь табун не понесется прочь… Но мать, двигалась медленно, ведь она так стара… И пока он ей помогал, у проводника был шанс… И он им воспользовался…
Жеребец упал на землю, и снова попытался встать… Тщетно.
Я вышла из-за укрытия. Конь лежал на земле.
- Пусть он встанет! – крикнула я. – Пойдем! Надо отвести его домой.
Друг пошел и потянул за собой коня. Он еле встал, и было видно, что при падении он повредил ногу. Конь покорно пошел за нами. Мы прошли уже примерно сто пятьдесят миль, и нам осталось пройти только одну, жалкую милю! И мы прошли. Вот мы завели коня на участок… Выскочил отец.
- Вот это красавец! Просто прелесть! Первый класс! – крикнул он мне. – Ну, что я говорил? А ты еще отказывалась! Тьфу!
Я спорить не стала.
- Давай ставь его к столбам, и крепи тавро! – крикнул отец.
Но я возразила:
- Не стоит. Пусть пока без него побегает…
Он вздернул на меня голову, и процедил:
- Неужели ты не хочешь, что бы он стал твоим?!
Я не ответила.
Изображение[/img]
Последний раз редактировалось At@Ki Black horse 05 мар 2008, 21:35, всего редактировалось 3 раз(а).

Аватара пользователя
At@Ki Black horse
Мустанг
Мустанг
 
Сообщения: 913
Зарегистрирован: 07 янв 2008, 18:33
Откуда: Санкт-Петербург

Сообщение At@Ki Black horse » 10 фев 2008, 21:55

Кхе, вот такой рассказик... :) Конечно я его не до конца написала... :twisted:
Я не червонец, чтоб нравиться всем. :cool:

Аватара пользователя
At@Ki Black horse
Мустанг
Мустанг
 
Сообщения: 913
Зарегистрирован: 07 янв 2008, 18:33
Откуда: Санкт-Петербург

Сообщение Лиони » 05 мар 2008, 22:26

Продолжай!
Жизнь - прекрасна!

Аватара пользователя
Лиони
Морской конек
Морской конек
 
Сообщения: 8
Зарегистрирован: 05 мар 2008, 22:21
Откуда: Питер

Сообщение Вороная » 25 апр 2008, 22:44

Прикона , продолжай)))))))
Изображение

Аватара пользователя
Вороная
Зебра
Зебра
 
Сообщения: 567
Зарегистрирован: 07 дек 2007, 23:55